Трыятлон у Беларуси на железную дистанцию: Жизнь под напряжением 226Volat.Man или 226 мгновений одного дня.

Начнём, пожалуй, Богу помолясь…:)
Часть 1. 3.8 + 180 + 42.2 = победа надежды над здравым смыслом.
В начале напряжения никакого не было. Было ощущение глубокой признательности за полные жизни мгновения4 июля 2014 года, испытанные и впитанные в знаменитом триатлоне Tri.By.Cup на полужелезную дистанцию 113км. Отзывчивая и дружелюбная, исключительно добродушная атмосфера прошедшего старта всё время удерживала на передних рубежах памяти ПРАЗДНИК и труд в этом ПРАЗДНИКЕ. СтОило лишь чуть шевельнуть воспоминания, и окружающий мир наполнялся радостно-напряженной атмосферой триатлонной борьбы, исключительной поддержки устроителей стартов и волонтёров, терпением и старанием плывущих-катящих-бегущих людей… сосновым ароматом, горячим асфальтом, подбадривающими словами помогающих и участвующих, душевным приёмом и дружеским провожанием гостеприимных хозяев, и… тем самым радостным светом глаз, ласкава запрашающих на очередной триатлон в году 2015.

Напряжение начиналось с февраля 2015 года. После объявления регистрации на дистанцию 226 километров со всеми вытекающими последствиями: 3.8км вплавь + 180км в велогонку и 42.2км в бег. Дивные противоречия между опасливым почти страхом дожить 226км зараз и неумолимой тягой к неописуемо радостной атмосфере Минского старта явно перевесили в сторону – быть! Хоть как, хоть в каком виде и состоянии, но там – быть! Точно и безусловно!
С этого момента весь организм, от альфы до омеги, начал глубокую перестройку своих систем для выживания на длинных дистанциях. Учитывая, что с выносливостью у меня совсем плохо, и после двух-трёхчасового движения мышцы клинит все и неуклонно, нужно было искать что-то новое.

Область поиска, собственно, была не велика.

Научиться дружить с водой часика 2. Желательно, уговорив её жидко-вязкое величество организовать течение по ходу движения. Это было проще, чем научить себя эффективно и долго плыть. Или хотя бы долго.
Затем велогонка. Тут всё проще. Главное - убедить себя, что средняя скорость 30км/ч – не так уж и недостижимо. Что вообще на веле катить – это красиво так, когда со стороны на картинках. А по сему, раз не получится тренировкой и умением, то хотябы на плацебо доехать.

Бег. Терра инкогнита, потому что - как, чем и, главное, кто будет ступать по земле после предыдущих 183.8км было непонятно. Ну, марафоны я бегал, но это ж как давно, тяжко и долго было… Поэтому за бег решил не волноваться, всё равно – тьма.
Приходилось надеяться только на чудо.
Надежда, поняв ответственность и осознав, что деваться ей некуда – спрос будет по полной - начала активно вмешиваться в организм.

В марте она посадила меня в седло шоссейника, зашвартованного к велостанку. Покрутив педали минут 20 на самой лёгкой нагрузке, я с отчаянием убедился, что то же умножить как минимум втрое по нагрузке и как минимум на 10 по продолжительности грозит полным не достижением. После первой попытки седло болело дня 4. На 5й день было выкручено уже минут 40.

Снег таял. Седло болело всё меньше. ДНК перестраивалась к выживанию в среде острой нехватки кислорода, воды, витаминов-минералов-аминокислот и вообще любых питательных веществ. Словом, растворяясь в густой молочной кислоте и продуктов распада углеводов и жиров. Все мышцы трансформировались в красные аэробные, напрочь забыв о скорости. Ноги время от времени забегали на 2-х – 3-х часовые тренировки.
Как только появились полыньи в озере, гидрокостюм начал плавать, пытаясь приучить мою раскоординированную технику к хотябы экономичному стилю. Сначала ничего не получалось, но та самая надежда, улыбаясь бескомпромиссной, не обещающей ничего хорошего улыбкой, подбадривала – ну-ну. Там, в Заславском водохранилище, я тебе припомню уже_не_могу. Я тебе и повдыхаю на каждый третий гребок, и похриплю, и похлебаю водичку на вдохе, и поплаваю галсами, брасами и баттерфляями. Но я вспоминал те чудные прошлогодние мгновения, кивал надежде и грёб дальше. Не умея, но терпя.

В итоге, за месяц до Времени Полного Напряжения, а именно - до 28 июня 2015г., после которого будущее не просматривалось, в арсенале надежды и меня было в максимальных показателях: 5км плавания или около 2х часов за 1 раз, 180км велотренировки или около 6.30ч. за 1 раз и по 3 часа непрерывного бега за 1 раз. Надежда успокоилась, я слегка тоже. Ну, если в отдельности получилось, значит, в связке хоть что-то, да пойдёт. Седло, к стати, уже не болело, гидрокостюм возражать перестал. Устали от меня, наверное.
Пытаясь облегчить неизбежные муки, мой друг Саша Вертышев попытался направить бродящие мысли на системную стезю. В итоге, решили любые двигательные режимы не выгонять за аэробный порог. При текущем анаэробном пороге около 165 ударов в минуту, решил крутить и бежать на пульсе не выше 142, чтобы даже близко не подходить к АнП. Самое тяжелое для моего организма – перегрев, поскольку все запасы солей вылетают мгновенно. А при частоте пульса на уровне АнП и выше перегрев организма увеличивается существенно. По сему – в нирвану и держаться за воздух.
Для поддержания АнП 1-2 раза в неделю делались интервальные тренировки, столько же комбинированные типа вел+бег или плавание+бег. Надежда одобрительно кивала. Я понимал, что, учитывая нагрузку на работе и дома, маловато будет этих усилий. Но руки-ноги делали, голова боялась, а предвкушение той будущей жизненной атмосферы жило само по себе и тянуло в будущее.

К еде на трассе особо приучать себя не пришлось. Давно испробованные и отработанные в количестве и времени съедания энергобатончики Vitargo Perfomance и Endurance + питье Vitargo Electrolyte и Professional своё доброе дело делали. 1/4 батончика+глоток воды 1 раз в 20 минут и 2-3 глотка напитка каждые 10 минут комфортно, ненавязчиво, действенно и очень эффективно выживали организм на работе любой длительности.

Перед загрузкой на 226 мгновений лета в арсенале к проделанной работе присоединились: гидрокостюм Aquasphere Pursuit, плавательные очки Zoggs, подобранный под мои биохарактеристики замечательнейший и непревзойдённый шоссейник Borant Praim III с лежаком и клинчерами Borant Criterium C45, аэродинамический шлем Rudy Projekt, велоочки Bliz Velo, велокостюм Craft Elite с очень дружественным памперсом, велоперчатки Craft Skin, стартовый костюм Saucony Deep и полумарафонки Saucony Kinvara 5, новейший монитор ЧСС Garmin 920XT и велокомпьютер Garmin Edge 810. Все компоненты были многократно испытаны, испробованы и имплантированы в тело. Правда, некоторые опасения вызывал бег, особенно в аспекте отёкших стоп, увеличенных в размере. Поэтому для уверенности в сумку для бегоэтапа вложил марафонки New Balance 1500v1, достаточно широкие в области носка.

Ожидание завершилось. Близкие мне люди облекли в напутственные благословения, снарядили в дорогу живой водой и непотопляемыми соломинками. Надежда разместилась на топ-мачте путеводителя. Кресло штурмана, по уже утвердившейся традиции, было занято будущим дебютантом и призёром в своей возрастной группе Денисом Агафоновым.
Приспособив свои энергетические разъемы под напряжение 226, мы двинулись в сторону Минска, ненавязчиво осознавая, что будущего дальше слова «СТАРТ!» нет. Есть только прошлое в терпеливых тренировках и настоящее, в слегка разогретом ожидании жесткого, бесстрастного и справедливого времени – мерила истины.
Часть 2. Льняная встреча и Н3.8О: охота за кислородом.
Вкусные и приправленные ароматом свежескошенных трав дороги Беларуси вели нас в Минск. Мы с Денисом пытались прорицать будущее, ожидающее нас на …надцатых километрах предстоящего действа, но неизменно скатывались в прошлое на тему-а что мы сделали для выживания? Оказалось, не так много, как хотелось бы, но и не так мало, как могло бы быть из-за работы и прочей суеты. Главное - дойти и дотерпеть, а там разберёмся. Когда/если доживём до понедельника. А жить и жать к нему как максимум 17 часов – предельное время преодоления 226 км.

Мы приехали. Минское сосновое благолепие и отсутствие необходимости в тренировке назавтра уснули глубоко, спокойно и крепко. Утром добрались до завтрашней точки невозврата. Там, как и в прошлом году, уже сверкали взмокшие триатлетки и триатлеты, убегающие от старта спринтов и эстафет. Опять завораживающая, спокойная по-домашнему суета, полное погружение в окружающий мир борьбы, финишных спуртов и фонтанирующих впечатлений после финиша. Неспешных разговоров потом и встреч со многими, уже 113км тому знакомыми лицами года 2014го.

И как же без традиционно Беларусскаго гасцеприимства? Один из Главных радетелей Трыятлона в Беларусi, Анатолий Андров, в льняной, шитой национальным орнаментом рубахе, подпоясанный вышитым поясом, на современном беларусском и русском повелевал временем и событиями, то притормаживая, то ускоряя грядущее будущее. Не понимаю, как им, устроителям и волонтёрам, удаётся в одном месте и в одном времени совместить и зашкаливающий по напряжению расплав адреналина борьбы, и совсем-совсем мирную, тихую и не суетливую домашнюю атмосферу безмятежного улыбчивого гостеприимства всех и вся! Вот именно так там, как дома, с окнами на сосновый лес, в высоченное небо, в разговорах близких по духу людей обо всём...

Эххххх… неужели завтра железяка?....?

Ладно. Распаковал свои пожитки и начал вместо предохранителей и выключателей в организме замыкать все эти контакты накоротко, запаивая толстым слоем пока не_железного припоя. Это чтоб завтра вдруг не потянуло вернуться назад, пятясь в уже вступленный Рубикон.

Шоссейник Borant Praim III был закачан до 8и атмосфер, затянут и заряжен лежаком с аэробаком, флягами и запасной велокамерой. Подогнаны велотуфли, вело- и плавательные очки. Триатлонные резинки на кроссовках решил всё же сменить на традиционные шнурки. Как показала практика, на длинных дистанциях они комфортнее фиксируют стопу. К тому же, если вдруг стопа изменит свои размеры из-за отёка, в крайнем случае, шнуровку можно ослабить и даже перешнуровать.
В пятилитровую канистру с водой высыпал пачку регидрона. На вкусе воды почти не сказалось, но для завтрашнего обезвоживания и обессаливания организма даже те 19 грамм минералов могли сказаться положительно. Эту же воду собрался пить, она же использовалась для разведения энергетических напитков. Как оказалось в последствии, решение верное.
Вездепомнящий организм еще с прошлого лета жаловался на нехватку регидрона по дистанции, и вообще, на противность его употребления в сухообразном виде. Поэтому в этот раз 4 пачки регидрона были разведены в 1 литре воды и разлиты по 10-граммовым контейнерам. Опять же, по опыту, выпить эту горькоту одним глотком и затем запить стакашком воды вполне под силу, а эффект всасывания в организм и прекращения судорог практически мгновенный. Так оно и оказалось потом на трассе.

И всё же, пару-тройку пакетиков регидрона упаковал в тратлонный пояс. Надорвал упаковки энергобатончиков, чтобы не возиться с ними на велоэтапе. Вело- и беговые принадлежности распаковал в две отдельных сумки. В беговую сумку уложил эти жидкие регидронные снадобья, энергобатончики, вазелин на случай появления натёртостей, флакон с охлаждающим газом – вдруг старая травма голени проснётся, и крем для загара – вдруг завтра Сахара? Поскольку ветерок на завтра обещал быть сильно-порывистым, решил велоэтап ехать в аэродинамическом шлеме.
Собственно, и всё.

Уехал к своему другу Нефёдову Жене и около 22-30 уснул густым таким, крепким предстартовым сном.
В 4-20 моб скомандовал – ррррота подъем! Я послушался, съел макарошек со сгущенкой и двинулся на старт. Настрой был умеренно-спокойный. Всё равно, позади Рубикона земли нет, дважды в одну реку не войти – люди не поймут, да и самого надежда не пустит. Да и семь раз мерь-не мерь, а отрежется по дистанции как придётся. Густо смазал шею, подмышки, сгибы локтей, под коленками и пах вазелином – гидрокостюм, надеюсь, не обидится, а кожа целее будет.
Подготовка и раскладка экипировки заняли остальное время и голову, и мысли о предстоящем из небытия очнулись только во мне уже обрезиненном, мокром и слушающем напутствия в предстартовом бриффинге.


Всем еще раз рассказали, чего и как мы должны и чего нам за это будет или не будет соответственно, и – в очередь к воде.
Там – еще раз напутствия – в чём плыть, где ехать и как бежать.


Время 7.15.

…- старт через пару секунд!!!

- расступись, ребята, сейчас борьба будет на старте! – голос Анатолия прозвучал эховой иронией. Борьба? На старте?! Этом?!! Длиною в день?!!! Не хорошо шутить так над… СТАААААААААРТТТТТТТ!!!!! !!!!!!!
И правда, мужики с первых рядов рванули, словно на 10 000 как на 500…!!! Вон-а какая ты, железная воля к победе…! Я ущипнул себя за ухо, выдернул чеку изо всех энергетических детонаторов и через 3 секунды двинул в воду. Взрыв адреналина внутри отключил картинку внешнего мира, снял все ступени ограничений в организме и мозгу и запустил на полную мощность все энергетические ресурсы.
Через пять шагов Минское море упало мне в лицо. 5 метров из 226 000 было пройдено. Сей факт внушал оптимизм и радовал до неимоверности!

Взглянув поверх водного мира, отыскал своё место под волнами и с надеждой вытянул далеко вперёд руку, пытаясь жадно дотянуться до будущего. Вокруг вода превратилась в раздробленные атомы водорода и кислорода. Обрезиненные железоустремлённые богатырки и богатыри, не замечая препятствий, яростно понижали уровень Минского моря, превращая будущий зимний снег в летние фрагменты радуги.

Как ни странно, гидрокостюм подружился с Заславской водой с первого касания. Я вообще не ощущал сопротивления, по всем законам физики обязанного существовать! Вода легко поддерживала пытающее притянуться ко дну тело, руки без усилия закручивали твёрдые комки воды под себя-вбок, гидрокостюм скользил между сцепленным водородом_два и кислородом, и вся эта кавалькада потихоньку подтягивала под себя первый желтый буй. Он не особо сопротивлялся, и при приближении кивнул в сторону второго буя. Водоплавающий народ грёб аккуратно, не толкаясь и не налегая друг на друга. Лишь иногда взбадривая дружественными тычками-шлепками.

Буй-2 метнулся в сторону берега с флагами. Мы двинулись туда. Песочек под руками появился незаметно. Я чуток поковырялся руками в дне и выскочил на первый из шести береговых перебежек. Мельком глянул в Garmin 920. 12.17. Ого! Это 667 метров за столько? Нормаааально! Хотяяяя… Жалеет он меня. Я так быстро не умею.
Круг 2. Чуток галсами, но надежде спасибо. Потому что наплаванные 4-5км зараз делали эти вот 600 с небольшим метром пустяками игры. Кислорода в лёгких хватало, казалось, чтобы насытить им не только вОды Минскаго мора, но и поделиться с рыбами-лягушками и прочей подводной живностью и растениями. Вот это да! Но темп, не смотря на эйфорию, не менял ни на йоту. И правильно. Здравый смысл рулил. Надежда не вмешивалась.

Не пустяки начались с 5-го круга. Что-то захотелось мне не плыть. Ну, там, побыть на воздухе, что-ли… – ага! Надежда хмыкнула. Я повернул лицо вниз. Пока плылось ритмично и ровно, без ломки и разборки техники на фрагменты. Буи весело кивали и подмигивали. Надежда висела на переносице. Я от неудобствия грёб дальше.
Круг 6. По моим подсчётам. От поворотов влево-вправо шея начинала несоглашаться с вестибулярным аппаратом. Цыкнув на все внутренние споры, я грёб дальше, жестко держа в ненапряжении руки, ноги, шею, торс… веки_ногти_брови и прочую прительную шерсть.

Наконец, берег! Взбадривающие охи болельщиков! 1.17._с чем-то на Garmin’е. Не доплыл, что-ли!!!??? Да вроде, те костюмчики, что тёрлись об меня и друг друга, уже в транзитке. Значит, я, наконец, научился договариваться с водой!!! Уррр…. А не шатает-не мотает, к стати! Еще один плюсик тех тренировочных пятикилометровок с бЕгом! Ну жизнь налаживается!!!


Я добежал до своего 32го номера, сел на коврик и начал уговаривать гидрокостюм сползти в ящик. Он не хотел. Я хотел. И мы уговаривали друг друга. И таки договорились! Он переместился в ящик. Я завозился с антиварикозными гетрами, трудно одеваемыми на влажную ногу. Вытер до суха тело, одел велокостюм Craft, включил велокомп. Рядышком мужики из зрителей громко шутили над переодевающимся будущим железным собратом, жутко отвлекая от последовательности рациональных действий. Попытки сделать громкость меньше или помолчать проигнорировались напрочь. В итоге, были не вложены в карманы пара энергобатончиков и велонасос.


Снятый с подвеса Borant Praim III тускло блеснул аэродинамическими плоскостями на солнце, подхватил меня за руку и рванул из транзитки.


На линии старта велотуфли накрепко замкнулись в контакты, и шоссейник начал раскручивать свою мощность до сангвинически звенящих обертонов, зашкаливая запланированные 30км/ч ближе к 40-а. Минский асфальт ткнулся в лицо всеми своими 180-ю неизвестными километрами. Они смотрели прямо в зрачки. Ясно, беспристрастно и жестко. Я взгляд не отворачивал.
Часть 3. Уклончивая аэродинамика, крошки километров и небо под ногами.
Встречный асфальт рассыпался под звенящими клинчерами гранитными отблесками и время от времени трещинами. Я пытался угадать, как долго мы будем испытывать друг друга. К выезду на автомагистраль я сидел уже в расслабленной аэродинамической «вытяжке» на лежаке, подобрав каденс около 90 оборотов и время от времени отпивая по два-три глотка изотоника. Благо, утренний воздух был прохладен, организм быстро отвыкал от ничего_не_делания ногами и тянул-давил шатуны.


Профиль трассы без равнины, поэтому тягун вверх слегка окатывал скорость назад, зато в затяжных спусках 45-50км/ч выкручивалось легко и не принуждённо. Первый круг, самый запоминающийся, был пройден на скорости около 32.5км/ч – это при условии, что Praim III вёз меня сам, а я лишь неумело вмешивался в трансмиссию, пытаясь закрутить отдыхающие звёзды передач.

А не плохо!

Похоже, мы с моим путём начинали понимать друг друга, разменивая километры на усилия. На втором круге начал регулярно, через каждые 20 минут откусывать треть энергобатончика Vitargo, запивая большим глотком воды из аэробака на лежаке. В промежутках между едой вливал в организм изотоник. Желудок был пуст, есть не хотелось, энергосистемы организма прогнозируемо опустошались и дозаправлялись в движении. Каждый третий круг Женя Нефедов и Женя Баландин, под неусыпным чарующим взглядом Лены Копыловой, меняли фляги с изотоником и водой, передавали энергобатончики, бодрили словами….


Под крошки собираемых километров, дружественную, искреннюю, неуёмную и громкоприветствующую атмосферу болельщиков, вежливые, предупредительные жесты и подсказки волонтёров, Borant и его я наматывали остаток 180км на клинчера. Велокомпьютер Garmin скрупулёзно отсчитывал пройденное и отмерял предстоящее. Пульс завис на отметке 140 ударов. Резина пела ту же мелодичную песню. Я постепенно подсыхал на встречных порывах ветра и спокойно отдыхал на лежаке.


Крутые подъемы в горку въезжались на передней малой и задней большой звёздах – что там, после 100го км и далее будет с организмом и ногами – никто не знал, поэтому энергозатраты были переведены в режим обеднённой смеси и экономии на всём возможном. Чтобы избежать монотонной работы и разгружать мышцы, время от времени я несколько десятков секунд усиленно работал ногами, как правило, перед спуском, затем переставал крутить. Режим оказался очень комфортным и подходящим.

К трассе «подсели» велогонцы из полужелезной дистанции. Оживление и перегонки взбодрили эмоции, местность запестрела вкуснющщей велоэкипировкой.

Где-то после первой сотни, примерно за полтора километра до очередного разворота стартово-финишного городка, обогнал своего собрата, крутанул еще метров 15 и встал в правый ряд, ближе к обочине. Начинался спуск. Скорость ползла выше 34х км/ч. Вдруг справа прямо в ухо – осторожнее! – и сразу почти удар в правое плечо. Краем глаза заметил серо-белый аэродинамический шлем, разделочный вел и наклонившегося над рулём собрата. Торопящийся за секундами коллега почти сразу после касания завалился на меня, его заднее колесо легло на моё переднее и мы начали сыпаться влево, на асфальт. Вестибуляр сработал, резкий крен вправо – и спешащий друг, обретший равновесие, рванул вперёд. Я всеми плоскостями шваркнул в гравий.

Пока летел, мысль летела быстрее – ну как же так! Разделка!! Места свободного – хоть до Берлина!!! Ну почему именно на этой гонке!!!! Что за…. Удар об обочину был таким, как будто в грудную клетку вбили футбольный мяч – со звоном и гулом. В окружающий лесочек полетели остатки корпуса велокомпютера, фляги, какие-то красные ошмётки, и, как мне казалось, лёгкие, сердца и прочие печени.

…кто ж тебя так учил ездить триатлоны, ситный друг? Почему обгон справа? Почему с полным контактом? Почему, еще не обогнав, сразу занимаешь чужой ряд? На переэкзаменовку срочно!!! Или даже на второй год!
Боли не было. Вдох не удавался. Рот забит песком и камушками. И тогда я заорал! громко!!! Больше от досады, чем от происшедшего. Ну, что? Всё? Закончен путь? Я встал на ноги. Вытянул вверх - в стороны и опустил руки. Ничего не хрустело. Ноги гнулись. Вдох был. Пожилой мужчина, рядом шедший, спросил – что, больно? – и отвернулся. Я только потом понял почему. С правой стороны висели лохмотья велокомбеза цвета очень красной крови. Зрелище, похоже, не весёлое:). Шоссейник поднялся на колёса. Я надел слетевшую цепь, аккуратно сел, пристегнул контакты велотуфли и легко оттолкнулся. Borant ехал. Вторая нога в контакты. Ничего не изменилось в почерке движения вела. Мы начали разгоняться.

Добрая женщина на дороге облила перекесью водорода, потом пару раз Женя – и я крутил дальше. Громко болел бок, но доехать к финишу хотелось еще громче и больнее. Организм съежился, но нужные ватты и джоули выдавал.
Эххх… а что же будет в беге?.

Мы далее собирали набегающие крошки километров.
Всё, судья зовёт в транзитку. Шоссейник устало замедлил ход, позволив мне спешиться, и домчался до места №32. Быстро поменяв облик едущего на бегущего, я двинулся из транзитки под встречные 42.2.


Неизвестность и я пристально вглядывались друг в друга. Каждый молчал о своём.
Часть 4. Если есть шаг, должен быть след или Все 12.
К первым шагам напряженно присматривались все. Я – глазами, потому что мир вокруг после велоприключений был пока не совсем известен, со своими законами гравитации, кинематики движений, ориентирования в пространстве и теорией относительности ощущений. Мозг – логикой, вне которой оставалась способность двигаться и вообще еще чего-либо хотеть. Сердце – раскрученным ритмом выталкивания крови в мышцы, отчасти занемевшие, отчасти испуганные, но слаженно сжимающие и расслабляющие суставы шаговых двигателей. Терпкий нагретый сосновый воздух – нужно ли вообще заполнять все лёгкие, помогая, или пусть дышит, сколько может. Асфальт – превратиться вязким болотным месивом или всё-таки подпружинивать в такт неуверенных шагов.

И только не знамо какой орган спокойно, сдержанно и неумолимо разворачивал ось направления движения тела вдоль левой бровки асфальта. Первый беговой шаг ёкнул справа под рёбрами. Организм цыкнул на нервные рецепторы, а спинной мозг перевёл стрелки импульсов от мозга к железам выработки адреналина. Второй шаг дался легче. Мой организм и его я несмело побежали.

Все наблюдающие нашли своё место под солнцем. Беговой мир не шатался, не бросал под ноги волны и кочки асфальта, щедро делился воздухом. Мышцы занялись своей вдумчивой ритмичной работой. Мозг со словами – да ну вас…! отвернулся от происходящего лицом к лесу, а ожившие инстинкты, освобождённые от дисциплинарного гнёта мозга, зарезвились во всех клетках.

Я бежал. Спокойно, равномерно, экономично, без надрывов и – еще пока – надежды добежать хоть что-то, как-то и куда-то. Попытка ориентирования в темпе бега на наручный Garmin 920 XT к успеху не привела – видимо, там, на велодороге, что-то случилось, и монитор затих. Времени и сил возиться с перезапуском и настройкой параметров не было, поэтому свободный от времени и забот, я путешествовал по изогнутой обочине дороги до разворота.

Еще в транзитке заполнил карманы двумя контейнерами с жидким регидроном, пакетом энергетического геля и батончиком. Однако буквально на каждом шагу поражала участливая, дружелюбная, исключительно предупредительная атмосфера волонтёров и просто болельщиков, делящихся всем – водой, едой, состраданием, щедрым добрым словом… казалось, попроси у них сил или живой воды – отдадут!

На повороте расположилась с водой и стакашками целая семья. Шестилетний карапуз с серьезным лицом и твёрдым взглядом попросил подождать. Я остановился. В каждой руке малыша был аккуратно зажат стаканчик с водой. Старательно выговаривая каждую букву, произнёс – ПРЕДЛАГАЮ ПОПИТЬ. Я попил. ПРЕДЛАГАЮ ПОЛИТЬ. Я попросил разрешения только умыться. Карапуз важно кивнул. Я ополоснул лицо. – Я ВАС ЖДУ НА ОБРАТНО. Я кивнул. И побежал.

Первый круг отбежался вполне сносно и достаточно легко. Женя Нефёдов развернул целый караван-сарай перед разворотам на круги в зоне финиша – стоял там нормальный такой стол для смазки лыж START, заставленный разносолами всех мастей – от изотоников-регидронов-энергелей до курицы в соусе с луком, будущего шашлыка, хлебом-солью и всем-всем-всем, на что способна скатерть-самобранка, фантазия Жени и умелые руки супруги Жени Оли. С трудом сглотнув слюну, рассудок стальной хваткой сжал мои пальцы только на стакане с регидроном и половинке энергобатончика. Глаза еще доедали хрустящую корочку куриной ножки и дохрустывали ржаным хлебцем, а долг уже пинал в спину осташимися 39ю километрами.




Внутрь кроссовок закатился камушек, слегка завернув компрессионную гетру. Наклон был чреват судорогой, Женя заботливо перевязал кроссовок. На всяк случай, кровушка была разбавлена шипучим аспирином, а бок усыплён граммами темпалгина. Разворот на круг 2 прошёл успешно. Круг два тоже промчался вполне ничего, с той же встречей – ПРЕДЛАГАЮ … Мама и папа малыша и его братик уже настолько сдружились с моим постоянным усталым присутствием дважды на каждом круге, что малыш уже громко говорил – МАМА! МОЙ КЛИЕНТ БЕЖИТ. ДВЕ ХОЛОДНЫХ ВОДЫ СЮДА. СЧАС БУДЕТ ПИТЬ И УМЫВАТЬСЯ. Еще кругов 5 – точно станем дружить семьями…

На каждом круге я съедал четверть энергоVitargо, запивал изотоником Vitargo Professional с кофеином, иногда добавлял жидкого регидрона, не дожидаясь судорог в ногах. ПИЛ. УМЫВАЛСЯ. Внимал взбадривающим и исключительно энергоотзывчивым голосам и пожеланиям болельщиков. И всё труднее забирался в эту горизонтальную горку, с каждым километром поднимающуюся к небу.

«Накрыла» стенка из предупреждения о неминуемых судорогах ног где-то на 25м километре. В организм вбить уже ничего не хотелось. Энергели вообще не пошли. Зато пешком пошёл я. Слова ДЯДЯ УЖЕ ИДЁТ подстегнули меня побежать. Но не на долго. Помолчав с карапузом о том - о сём, добрёл до Жениного STARTA-самобрана. Отвернувши глаза и заговоривши зубы вкусу, всадил таки в желудок две порции разведённого регидрона и пол энергобатончика. Через минуту организм медленно побежал.

Силы таяли. Организм потихоньку тупел, но медленно и верно наматывал километры на подошвы Kinvar, забираясь по этому вертикальному асфальту. Слов для приветствия малыша уже не хватало. Он, поняв всю серьезность положения, уже тоже только важно кивал головой.


Два круга до финиша. Стопы превратились в ласты и пыльно шлёпали по обочине. Разговаривать я разучился. Кивал только веками. Фокусировка однопиксельного зрачка замерла на расстоянии ближайшего шага. Женю, Олю, Лену и Женю узнавал только по воспоминаниям памяти и их зримой метафизической поддержке.
Разворот и круг до финиша. I’ll be back!

И всё-же, я бежал. Очень медленно, осторожно, боязно ступая по знакомым уже следам на песке, сдружившийся со всеми людьми, пылинками и крупицами асфальта.

Вокруг замирали в движении те же лица. Как хорошо, что нас много…!!!
За триста метров до финиша впереди показался знакомый весёленький стартовый костюмчик цвета Trilife, которому громко аплодировали под приближающийся финиш.


Не весть откуда взявшийся внутри дополнительный источник энергии выдернул чеку из детонатора, затмив рассудок последним впрыском адреналина. Вжавшее асфальт в стопы ускорение выбросило уже почти бесчувственный организм на призрачную прямую, оканчивающейся широкой лентой, ярко раскрытой перед всем оставшимся будущим – VOLATMAN!
Часть 5. VolatMan: 28 лет спустя или Вперёд в прошлое!
…прямо перед глазами во весь горизонт чёрным по желтому в воздухе замерла надпись: VOLAT MAN. Я побежал туда. Широкая лента упала надписью в лицо, наверное, потерянно-радостное и еще не понимающее, что ему уже хватит сил на улыбку)

Volat по-белорусски Богатырь. Вот так, и не меньше! Оказывается, можно и в наше время быть богатырём, и стоять на tri-распутье: налево свернёшь – там поплывёшь, направо пойдёшь – там побежишь, прямой пойдешь – на вел попадёшь, и если дойдешь – то Volat себе найдёшь. А я, честно говоря, стоять перед этим камушком в 7.0 утра думал – без вариантов. Железно!

…А Volat ведь держат изящными хрупкими руками беларусские красавицы! Да-да, это не просто там фотофиниш какой-то электрический! Это ж живые руки бережно удерживают предел стремлений многих под названием «лента финиш»! И это очень замечательно, потому что ради вот этих радостно встречающих, улыбчивых глаз и лиц можно было бы отдать ту ленту обратно и развернуть курс опять к тому камню, где по прежнему – без вариантов, но теперь и без сомнений – точно!
…поздравляю! Вы – железный человек! Голос Анатолия Андрова, излучающий дружелюбие и радость, заполнил пространство. На шее оказалась красивая и тяжелая медаль VolatMan-2015. Перед глазами – Женя Нефедов, Оля, Лена и Женя, благодаря которым и вопреки себе я как-то выжил, смотрели – и улыбались. Я упал в кресло, вытянул ноги и, глядя в двенадцатичасовую даль тому, вспоминал себя прошлого вооооон за темя буями, где будущего еще не было. А через 12.02.38 оно сбылось, оказывается!

Люди, земля, вода и воздух были заполнены каким-то необычным приподнятым воодушевлением, праздником, который уже навсегда с нами! В нём нужно, нужно побывать! Потому что такого яркого, незабываемого, энергетически пересыщенного и проникновенного отражения себя во многих, и многих в себе не испытать и не прочувствовать нигде! Потому что там каждый выдержал свой путь – от зрителя, волонтёра, организатора – и до крайнего финишировавшего! Потому что так, как там - нет нигде! Эххххх…. Мало, мало слов, да и запас беден, чтобы рассказать!...

Необычное в том, что всё просто, без гламура и изысков, без мнимого изобилия и лоска – но как же хорошо в этом домике из свежего можжевельника и сосны вокруг!!!

Да что там… как только ноги научились делать шаги, пошёл записываться добровольцем на VolatMan-226 2016го года. Надеюсь, приняли.
:)

…теперь уже можно!. Чёрная футболка с ярко-желтой хронологией событий VolatMan, подаренная устроителями Праздника, уже одевалась без сопротивления.

Протрезвев, я смотрел в настоящее. На усталые и светлые лица волонтёров, неустанно помогающих и превращающих окружающий мир в дружественную трассу для бегущих людей, превращающих наш путь в первозданно чистый мир, без обёрток от батончиков-гелей и стаканчиков для окружающей природы. На потемневшие от напряжения и усталости, но радостные лица устроителей праздника, много дней и ночей трудившиеся ради этого дня и этих нас. На застывшие в сопереживании лица зрителей, излучающих поддержку и готовых помочь во всём и каждому. На усталые до нельзя, но просветлённые своим, внутренним светом финишировавших… Этот мир делаем таким мы сами. Добровольно, каждый в своём и по-своему, и мир этот – жизнерадостен! И не нов!

Оказывается, еще в далёком 1988м, 9 человек вышли на старт «классики», как называют здесь дистанцию 3.8+180+42.2. В +14 градусов воды, без гидрокостюмов, на велосипедах «Старт-шоссе» и в простых советских кроссовках-кедах… Где вы, ZIPPы-TYRы-PINARELLы, COLNAGO-ASICSы-MIZUNы? Где вы, аэробары-аэрошлемы-туфли+контакты-карбоны? Их еще не было, а люди, VOLATMANы уже были! И еще как были! Ведь победитель, Андрей Селивончик – вышел из 12 часов – а это вам-нам не разделочник с навороченным велокомпом с датчиками мощности-каденса, пульсомерами, изотониками-энергетическими гелями и суперфармой! Это – железная воля, труд, страдания и терпение во имя познания наших возможностей на честном слове! Не только своих – раз он, Андрей, смог – значит, и мы – МОЖЕМ! Каждый из нас!

Очень хотелось пожать крепко руки всем, кто держал в себе, на себе и через себя неимоверные труды, убеждённо и в радость нам, не на долго приехавшим. Кому-то успел, но большинство всё еще трудилось на дистанции.

Потихоньку мы собрались, и неимоверным усилием оторвав себя от этого Настоящего Живого Мира, покатили домой. Как ни странно, усталости большой не ощущалось. День закончился жаркими разговорами, крынкой тёмного портера, домашней беларусской картохой и горстью пельмешек. Потом – горячая ванная и в сон.

На следующий день два едва ходящих человека в одинаковых футболках с надписью ТРЫЯТЛОН В БЕЛАРУСИ. VOLATMAN, наверно, неверно выдерживающих траекторию движения по тротуару, достремились до красной машины и взяли курс на северо-восток…

…а так хотелось остаться в этом настоящем мире, умело и гармонично сотканном из радости встреч, борьбы, ожидания, терпения, взаимопомощи, собранности, улыбок, страданий, душевности, целеустремлённости, скорости, ветра, сосен и труда...

Ничего.

Мы еще вернёмся!

Чтобы снова раствориться в мягком свете ярких улыбающихся глаз!

Искренняя благодарность от всей души всем устроителям Volat Man: организаторам, волонтёрам, зрителям, гостям и участникам, профессионалам Borant, оказывающим техническую поддержку на велоэтапе и вдохнувшими жизнь в колёса! До новых незабываемых встреч!


С сердечной признательностью, порядковый №34.

… всё….почти..
:)
/некоторые фотографии использованы из сайта tri.by/
11.08.2015 11:27:47
Игорь, это твой первый Айронмен? Поздравляю! Спасибо за интереснейший рассказ!
11.08.2015 23:32:43
Привет, Иван Иваныч!
Пока да. Надеюсь, не на долго :)))
Спасибо за поздравления и щедрые комплименты :)))

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.